Интервью с Чемпионами мира - командой Украины

Ребята, примите мои поздравления с победой, вы всех удивили, Украина гордится вами. Каково это – чувствовать себя мировым чемпионом?

Дмитрий Головчук, капитан украинской команды «Донбассэнерго», победителя международного финала Global Management Challenge 2013: Довольно неплохо (улыбается). А если серьезно, для нас это стало логическим завершением того этапа нашей жизни (для кого-то большего, для кого-то меньшего), которому смело можно присваивать ярлык «GMC», уж слишком весомую часть времени и энергии оно забирало. Когда усилия окупаются, появляется осознание правильности выбранного жизненного вектора и дополнительный стимул к дальнейшему движению.

Тарас Пасажко: Спасибо за поздравления! Звание чемпионов мира стало для нас логичным завершением долгого участия в проекте и достойной наградой за все усилия, потраченные на его достижение.

Естественно, эмоции только позитивные, но в целом ничего не изменилось, так как данный результат был воспринят без энтузиазма, а в академических кругах оценен не выше, чем участие в национальной олимпиаде по какому-либо предмету, на достижение которого тратится обычно в десятки раз меньше усилий.

В какой момент пришло осознание того, что вы сможете победить на мировом финале?

Д. Г.: Наша стратегия, по сути, предполагала значительные маркетинговые вложения в начальных кварталах, от которых мы ожидали получить отдачу к концу тура. Поэтому, когда мы увидели, что даже с такими вложениями мы остаемся лидерами по заработанной прибыли, к нам пришло понимание, что у нас есть неплохие шансы на победу. Главной задачей после этого было не дать конкурентам воспользоваться возможностью вырваться в лидеры в последнем квартале, с чем мы успешно справились.

Илья Потапенко: В принципе, понимание пришло после тотального доминирования в национальном полуфинале и последующего скучного и размеренного финала. Так, в Румынию мы ехали с Украинским флагом, а в Мюнхенском дьюти-фри было куплено две бутылки шампанского. В целом мы были самой позитивно настроенной и расслабленной командой на мировом первенстве. Страшно стало только в момент, когда Коста поляков на награждение поставил по центру, а нас подсунул на задворки сцены.

Оправдались ли ваши ожидания от мирового финала? Что бы вы изменили? Можете сравнить уровень организации чемпионата в Макао, где вам удалось поучаствовать, и чемпионата в Бухаресте?

Т. П.: Сам финал был организован на достаточно хорошем уровне, по сравнению с суперфиналом в Макао было даже несколько комфортнее, так как зал был просторный и достаточно уютный. Церемония же награждения была несколько подпорчена затянувшимися выступлениями артистов, что весьма испортило эмоциональный настрой. Единственное, что, по моему мнению, можно было бы улучшить, — это комфорт участников. Это касается, в первую очередь, проведения и полуфинала и объявления суперфиналистов и проведения суперфинала в одном месте — в самом отеле. Это бы снизило коэффициент усталости игроков от переездов с места на место в и так не знакомой стране.

И. П.: Организация чемпионата мало чем отличалась, разве что в Бухаресте награждение было откровенно затянуто. Хотя мне Макао понравилось больше, в плане достопримечательностей и отличия их культуры от нашей.

Поступили ли новые предложения по карьере? Встречались ли вы с руководством страны?

Т. П.: Предложения по трудоустройству уже поступают, двое ребят уже получили очень привлекательные предложения. С руководством страны не общались, но, насколько нам известно, министр энергетики, в подчинении которого находится компания Донбассэнерго (выступившая спонсором нашей команды), был очень рад новости о нашей победе.

Как у вас сложились отношения со спонсором? Чем вы заставили его поверить в вас?

Д. Г.: Они, по сути, были заинтересованы в поддержке молодежи, как для поиска кадров в преддверии реструктуризации, так и для самопиара, просто не знали про GMC. Я через знакомого связался с их HR, вроде бы удалось заинтересовать. Потом один раз виделись очно, после чего они выделили финансирование. А дальше постоянно публиковали информацию о наших успехах у себя на сайте и в корпоративной газете, пусть и не вникая в суть соревнования, и с ошибками, но все же приятно. Причем не слышал еще о таких лояльных спонсорах в украинском GMC: после финалов нам поступали неплохие материальные стимулы на счет, плюс на неделе должны будем говорить о возможном трудоустройстве. Чем заставили поверить? Не знаю. Изначально, вероятно, харизмой, далее — своими результатами.

Т. П.: Донбассэнерго — динамично развивающаяся компания, которая старается улучшать собственный менеджмент и заинтересована в развитии персонала. Когда мы обратились с просьбой поддержать нас в чемпионате, представители компании в этом заинтересовались и практически сразу оказали нам поддержку. Вопрос относительно уровня нашей компетенции для участия в чемпионате не поддавался сомнению, мы были практически самой титулованной командой, в которой участниками являются студенты — наиболее перспективные с точки зрения целесообразности инвестирования участники рынка труда. Для нас всегда было очень приятно, когда представители Донбассэнерго интересовались нашими успехами и всегда были искренне рады за нас.

Как перед международным финалом вы оценивали своих соперников? Были ли у вас союзники среди зарубежных команд?

Т. П.: Мы следили практически за всеми чемпионатами и, конечно же, занимались поиском союзников, в том числе и среди чемпионов стран. Например, команда Испании поделилась с нами схемой для НИОКРа, которая позволила нам очень сильно сэкономить, за что мы им чрезвычайно благодарны.

И. П.: Велась работа по международной кооперации, в результате чего были получены или отчеты или достоверная информация с большинства национальных первенств, на которых и строились наши оценки конкурентов; единственной неожиданностью стало откровенно сильное выступление Польши. А по поводу союзников, то, к сожалению, они не добрались до суперфинала.

Отчего такая уничижительная оценка польской сборной? Польша выступает традиционно сильно.

И. П.: Были знакомы с участниками, просто недооценили их реальный уровень игры.

Есть мнение, что польская сборная обязана своим стабильным успехам сильно сплоченному коммьюнити, эдакому коллективному (без?)сознательному. Вы интересовались моделью подготовки к международному финалу польского национального чемпиона? Что можете сказать по этому поводу?

И. П.: Конечно, мы можем только предполагать, что там творится в Польше, но мое мнение, что в результате «хитрых манипуляций» все наработки национального финала переходят команде победителю, собственно за что она и не допускается к участию снова (в целях поддержания здоровой конкуренции).

Какая отличная особенность польского чемпионата для остальных стран-участниц GMC. Может быть, именно поэтому Польше катастрофически недостает миллисекунд на финишной прямой?

И. П.: Не обладаю конкретикой по поводу польского чемпионата. А вот запрет на повторное участие как раз может сказываться на отсутствии международных связей. Чем качественно отличался Марчин Сущевич*, который кооперировался с некоторыми командами из Восточной Европы.

Тарас, не долго думая: назови пять слагаемых успеха вашей команды.

Т. П.: Пять слагаемых успеха: Коля, Дима, Тарас, Илья и Виталик (шутка).
А если серьезно то: эффективная командная работа, целеустремленность, самоотдача, национальная и международная кооперация, креативность.

По каким принципам осуществлялся подбор кандидатов в команду?

И. П.: Ну как всегда по количеству выпитого, убрали экстремальные значения, остальных включили в команду (улыбается). А если серьезно, то банально по индивидуальному опыту участия в GMC.

Как проходила подготовка к чемпионату, как были распределены роли в команде? Кто был лидером? Сколько приходилось тратить времени?

Т. П.: Подготовка к новому сезону для нас началась в середине лета прошлого года, когда мы приняли окончательное решение о составе команды на новый сезон. Основными направлениями, по которым были распределены обязанности и зоны ответственности, для нас стали автоматизация процесса принятия решения (Николай Ткаченко и Илья Потапенко), разработка новых подходов и идей по ключевым наименее исследованным инструментам (Виталий Игнатюк), разработка базовых стратегий для различных сценариев развития событий (Дмитрий Головчук), кооперация и международные отношения (Тарас Пасажко).
Кто был лидером? Мы всегда отстаивали идею децентрализации и пропорционального развития всех участников команды, чтобы каждый мог достойно защитить честь команды в любых условиях и с наилучшим результатом. Времени тратили очень много, даже не имело смысла вести подсчет, но приблизительно это около 1-2 часов в день минимум!

С какой самой большой сложностью столкнулись в процессе подготовки?

Д. Г.: Пожалуй, это нехватка времени для детального анализа. Большинство из членов команды во время конкурса, кроме учебы, или параллельно участвовали в других конкурсах, или были трудоустроены. На определенном этапе удалось собрать весьма обширную базу отчетов, досконально анализировать которую просто не хватало времени. Хотя, с другой стороны, это позволило выделить приоритетные задачи и сконцентрировать внимание именно на них, пусть даже с использованием упрощенных предположений в некоторых случаях.

Были у вас в команде конфликты?

Д. Г.: Не припомню. Разве что при желании опробовать уж слишком радикальные ходы. А так каждый отвечал за свой участок работы при полном доверии остальных членов команды. А принятие решений в основном базировалось на компромиссе между идеями всех членов команды.

Какие у вас были участки работы?

Д. Г.: Изначально прописывание базовых формул и оптимизация формы для принятия решений. В последующем:
1. Расчет гудвила.
2. Коммуникации внутри страны и некоторая часть внешних коммуникаций.

Были ли особенные тактические шаги, «коронные приемы», за счет которых вы планировали получить конкурентное преимущество?

Д. Г.: Каверзный вопрос (улыбается). На самом деле, была парочка шагов, которые, по нашему мнению, не были известны конкурентам, но они не давали решительного перевеса. Думаю, победу обеспечила стратегия в целом, а в ней секретов нет. Если проследить даже за данными открытой информации, можно увидеть, что практически по всем показателям мы были не в мейнстриме.

Тарас, на текущий момент ты являешься самым титулованным игроком Украины. Было ли в твоих планах добиться именно такого результата или это спонтанный, «побочный» эффект?

Т. П.: Естественно, целью для меня была только победа на мировом уровне, к которой мы шли столь долгое время. Но не только я являюсь самым титулованным игроком в Украине, так как достижения Ильи Потапенко абсолютно идентичны моим и даже превосходят, так как Илья является еще и одним из победителей студенческого чемпионата 2012 года, в котором я не принимал участие.

И. П.: Титулованность не показатель ума, умения играть и заслуг для достижения победы. Думаю, наибольший вклад в текущий результат принадлежит Коле и Диме.

Насколько я понимаю, Тарас, речь идет о скандально знаменитой команде Natus Vincere**? К победе которой, по слухам, ты приложил руку, как наставник? Если это так, можно с уверенностью считать победу студенческой команды и твоей, тренерской, заслугой.

Т. П.: Я тренировал и тренирую много команд, а те же Коля Ткаченко и Дмитрий Головчук являются моими лучшими учениками.

Ощущаешь ли ты, как успешный практикующий тренер, влияние на ваш успех ваших национальных GMC-мыслителей, вроде Серчинского, Соломоненко, Тихонова, или чувствуешь себя самодостаточным игроком, использовавшим свою, авторскую методику победы?

Т. П.: Маркияну Серчинскому очень сильно благодарен, так как, повторюсь, учился играть именно под его руководством. Соломоненко, Тихонов? С их наработками не знаком вообще. Да и не особо-то интересно. Мы самодостаточны, и смогли это доказать.

Победителям дается один не слишком очевидный, но мощный бонус: ввиду повышенного к ним внимания они могут задавать вектор развития следующим поколениям игроков, «формировать реальность». Ощущаете ли вы в себе достаточно авторитета, чтобы показать украинским игрокам наиболее эффективные, на ваш взгляд, пути развития национальной конкуренции? Как это сделал, в свою очередь, ваш предшественник — ныне экс-чемпион мира команда Маркияна Серчинского СТОРМ.

Т. П.: Я абсолютно поддерживаю идею развития нового поколения игроков путем распространения актуальных наработок, так как сам когда-то учился на советах Серчинского, Гуча и многих других. Однако, я считаю, что оптимальная модель поддержки новых игроков должна базироваться на формировании у них общего подхода к игре, понимании процесса формирования стратегии и ее реализации, а так же особенностей функционирования различных инструментов управления компанией.

И. П.: Как по мне, дела Маркияна и Гуча достойны уважения, распространение наработок упрощает стартовое изучение модели и позволяет привлечь больше людей в чемпионат. Хотя мне лично больше по душе Маркияновский формат ограниченного набора информации для широкой аудитории и индивидуальное наставничество и поддержка узкого круга учеников.

Илья, ты считаешь, что так называемые «Советы М. Гуча», написанные для российских игроков, действительно оказались полезными и более широкой аудитории?

И. П.: Более того, они оказались полезны всему миру, за что ему большое спасибо. В нашей первой модели спрос, написанный по гучу (sic! – Е. П.), отклонялся от реального в рамках 15-20%.

Есть ли планы продолжать участие в следующем году?

Д. Г.: Участие – нет, наставничество и передача опыта украинским командам – да. GMC, по своей сути, является настолько трудозатратным, что, по моему мнению, совершенно нерационально продолжать тратить на него уйму времени и энергии после достижения основной цели. Как по мне, на данном этапе можно найти направления для применения сил с большей отдачей на единицу времени. Особенно ввиду смутной мотивации для победы.

Как ты думаешь, пригодятся ли ваши знания и компетенции следующим поколениям игроков в связи со сменой игровой модели?

Д. Г.: Думаю, да. Изменения являются скорее надстройками над существующей моделью, добавлением новых аспектов в симулятор. При этом я считаю, что суть симулятора не будет кардинально отличаться от существующей. Какие-то из нововведений просто станут дополнительными факторами, на которые следует обратить внимание, но при этом не влияющие на долгосрочное планирование, какие-то — сформируют новый класс стратегий. Но все это должно скорее дополнить олдскульные подходы к игре, чем полностью их изменить.

С вашей профессиональной точки зрения, как вы считаете, сможет ли новый симулятор убрать остроту «родовых травм» GMC, таких как регистрация липовых команд, неформальная кооперация противоборствующих игроков и т. д.?

Т. П.: От «липовых» команд избавиться просто не является возможным. Только прочтения мануала никогда не было достаточным для хорошего выступления, в новом симуляторе, думаю, ситуация не изменится.

Будет ли ваша помощь предоставлена неопределенно большому кругу украинских игроков или вы сфокусируетесь на лично отобранных вами?

Д. Г.: На этот вопрос пока не могу ответить однозначно. Я лично поддерживаю идею широкого распространения скорее базовых подходов к успешной стратегии, чем каких-то конкретных «фишек модели». Думаю, тем, как определять базовые показатели в их взаимодействии при долгосрочном планировании для формирования «скелета» успешной игры, мы сможем поделиться в том же «СТОРМ-клабе». Конкретные аспекты — не знаю. С достойной командой не жалко поделиться.

Вы полагаете «СТОРМ-клаб» тем титаном, на плечи которого вам удалось встать? Или ваша команда предельно автохтонна?

Д. Г.: Пожалуй, ни то, ни другое. «СТОРМ-клаб» дает базовое представление о GMC, как и славно известные советы Гуча. С определенного этапа участия мы выработали свой стиль игры, и сформировали своё мини-коммьюнити в противовес скорее не «СТОРМ-клабу», а некоторым известным личностям. Теперь же, когда Маркиян решил полностью завязать с GMC, я считаю, что вполне закономерным было бы продолжение его дела в Украине.

Давно не секрет, что чемпионат в Белоруссии сейчас проходит под патронажем команды В. Шоптенко. Такая интеграция позволила многим игрокам из России и Белоруссии свободно выступать в том чемпионате, где их усилия принесут максимальную результативность. Ваше отношение к действующему страновому ограничению? Как вы считаете, выиграла бы Украина от того, если бы был налажен свободный обмен игроками между тремя славянскими государствами?

Д. Г.: Сложно сказать. С одной стороны, это значительно бы повысило уровень славянских стран на международной арене, с другой — размылся бы национальный колорит каждого из чемпионатов.

Т. П.: Свободный обмен игроками, по моему мнению, привел бы к значительному усилению конкуренции на начальном этапе внедрения данной практики и к усилению монополизации чемпионатов всех трех стран в будущем.

И. П.: Думаю, конкуренция в чемпионатах усилится, но явно расширятся горизонты для маро-ботоводства. Хотя я бы с огромным удовольствием получил призовые за участие в российском чемпионате (улыбается).

Вы сначала в Таможенный союз вступите. Если серьезно, для вас важен материальный аспект победы? Или даже моральное удовлетворение перевешивает те титанические усилия, которые вам пришлось потратить?

И. П.: Моральное удовлетворение – это, конечно, хорошо, но материальное как-то ощутимо больше, надоело получать за победу две бумажки и вино. Хотя в этом году от спонсора мы получили половину российских призовых.

В чем вы увидите уникальную особенность, «колорит», именно украинского чемпионата? Какие бы элементы вы как игроки привнесли бы из других национальных этапов GMC?

Д. Г.: До текущего года, я считаю, в украинском GMC было более развито GMC-коммьюнити, по-своему комбинирующее обмен опытом и обливание грязью друг друга, что, в свою очередь, подстегивало азарт и интерес к участию. В этом году значительно увеличился объем общения (с присущими ему кулуарными битвами) в русском чемпионате. Кстати, в наших чемпионатах этого года было много общего: две противоборствующих коалиции со своим «кругом общения», с сильным и интригующим полуфиналом и размеренным финалом. А насчет особенностей, мне лично казалось, что в русском чемпионате присутствовала большая доля показного патриотизма и скрываемых махинаций. В украинском же все проходило более открыто и с большим шумом.

Ты говоришь — «своё мини-коммьюнити». Нет ли в этом противопоставления своей команды значительной части тех игроков, которые не входят в ваш «ближний круг»?

Д. Г.: Не всем. Думаю, ни для кого не секрет, что у нас не сложились теплые отношения с Димой Тихоновым и Димой Соломоненко, что не оставляло нам других возможностей, кроме как открытое противодействие. При этом, надеюсь, что это останется чисто игровыми моментами. С Маркияном и «СТОРМ-клабом» никаких конфликтов никогда не имел.

В чем заключалось «противодействие» ваших группировок?

Д. Г.: Ну, я так полагаю, стандартным набором: поиск компромата, попытки препятствовать дальнейшему участию основных команд и т. д. Добавлю к предыдущему вопросу: по моим наблюдениям, наше коммьюнити не особо скрывает информацию о своих ботнетах, российское же — старается оставаться белым и пушистым до конца.

Команда Дмитрий Тихонова была прошлогодним бронзовым призером международного финала. Как Давиду удалось сразить Голиафа? Верили ли в свои силы, не испугал устрашающий послужной список вашего антагониста?

Д. Г.: Мне совершенно не хочется обидеть Д. Тихонова, но я считаю, что прошлогодняя победа — это заслуга Д. Соломоненко. В этом году второй не принимал участие в чемпионате, чем значительно уменьшил шансы на победу первому.

Как участник прошлогоднего мирового финала, могу возразить в части твоей оценки Дмитрия Тихонова: очень коварный и продвинутый игрок. Будущим участникам GMC не стоит списывать его со счетов.

Дмитрий, от твоих коллег я уже получил оценку сборной Польши. Хотелось бы услышать мнение о команде Китая, занявшей третье место, и о российском национальном чемпионе. Как вы оценивали эти команды как ваших соперников.


Д. Г.: Россию, Польшу и Китай рассматривали как основных конкурентов. Но Россию все-таки в первую очередь, ввиду, во-первых, потенциальной возможности перенять опыт у двукратных чемпионов мира, во-вторых, слухов об их широком ботнете, в-третьих, высокой инициативности Олега и его сервиса по обмену отчетами (ведь это грандиозная база для анализа).

В принципе с Польшей и Китаем познакомились еще в первый день. Китайцы оказались чрезвычайно открытыми и приветливыми и даже сами начали рассказывать нам о своей стратегии на гала-ужине (очень интересная, но с мелкими пробелами, не позволившими им победить). Забавно, что Китай и Польша одновременно, и при этом эффективно, сыграли стратегию с 3-квартальным роспуском сети, довольно неоднозначную и рисковую.

Что дал вам Global Management Challenge? Изменились ли вы сущностно как профессионалы? Нет сожаления, что пришлось потратить столько сил и времени?

Т. П.: Мой путь в GMC начался еще в 2008 году, когда я участвовал впервые в студенческом чемпионате, и с того момента GMC стал неотъемлемой частью моего профессионального развития, поэтому очень сложно определить, какой именно эффект на мое развитие оказал GMC, но вклад, естественно, очень весомый. В первую очередь, хотелось бы отметить два основных качества, которые были развиты именно благодаря GMC: во-первых, это тимбилдинг — правильный подбор специалистов в определенных направлениях, мотивация, делегирование обязанностей, общий менеджмент команды, внутренние и внешние коммуникации и т. д. Во-вторых, это стратегическое мышление и понимание бизнес-модели крупного предприятия, функционирующего на 9 СЗГ, где каждая имеет свои уникальные параметры, а качественное долгосрочное (профессионалы поправят — среднесрочное) планирование является ключом к успеху. Как можно жалеть о чем-то, в чем достигнут наивысший успех?

Д. Г.: Спорный вопрос. На самом деле, неправильно было бы утверждать, что время в GMC потрачено зря. Приходит осознание базовых принципов бизнес-модели предприятия, взаимосвязи форм финансовой отчетности, логики построения корреляционно-регрессионных связей и многое-многое другое. Кроме того, появляется много контактов с интересными людьми, в том числе и с потенциальными работодателями/бизнес-партнерами. Ну и, конечно, не следует забывать о том азарте, которым сопровождаются GMC-баталии. Насколько такие плоды окупают вложенные трудо- и времязатраты? Я не могу ответить на этот вопрос. Сказать, что на момент появления в чемпионате передо мной было множество альтернативных площадок для развития? Пожалуй, нет, это было мое первое серьезное экономическое соревнование. Но при всем этом оно обладает весьма характерной особенностью — затягивает полностью и бесповоротно. И с какого-то момента победа становится для тебя чуть ли не делом чести. Поэтому берусь ответить следующим образом: это был очень важный жизненный этап в моей жизни и жизни ребят, и я не вижу возможности оценивать его полезность для нас.

Ок, благодарю, Дмитрий, твою команду за подробные ответы и желаю вам дальнейших успехов на профессиональном поприще.

Д. Г.: Взаимно! Отдельное спасибо за интересные вопросы.

Вёл интервью — Евгений Петрин

*Чемпион мира Global Management Challenge 2011.
**Чемпион Global Management Challenge Junior 2011.

Новости GMC Украина: Интервью с Чемпионами мира - командой Украины

Новости GMC Украина: Интервью с Чемпионами мира - командой Украины

Новости GMC Украина: Интервью с Чемпионами мира - командой Украины

Новости GMC Украина: Интервью с Чемпионами мира - командой Украины

Новости GMC Украина: Интервью с Чемпионами мира - командой Украины

0 комментариев

Оставить комментарий